Информационный портал

Информационно-новостной портал

Новости рекламы и маркетинга. Новости Интернета.
Море полезной информации на сайте RetailDepartment.ru
Поделиться ссылкой с друзьями

Известный журналист и телеведущий Александр Ярошенко рассказал, какой была его Амурская правда

Twitter
Нравится
RedLine
Александр Ярошенко: "В "Амурку" я попал по наглости"

Известный журналист и телеведущий Александр Ярошенко рассказал, какой была его Амурская правда

"Здесь было мое первое рабочее место - крошечный приставной столик у двери. Я так робко за ним сидел два или три месяца. Какой компьютер?! Кто бы мне, бывшему дояру, компьютер дал? Все от руки писал", - вспоминает известный журналист и телеведущий Александр Ярошенко, сидя в редакции "Амурской правды" в кабинете № 401.

Ему здесь есть что вспомнить, над чем посмеяться и кого обнять - Ярошенко прожил с газетой семь непростых, но интересных лет. Накануне юбилея АП Александр Владимирович прошелся по родным этажам и рассказал, какой была его "Амурская правда".

"Я тот самый Ярошенко"

- В "Амурку" я вообще попал по наглости, - смеется Александр Ярошенко. - Это было в октябре 1998 года, я тогда на полставки работал на радио ГТРК, а параллельно от турфирмы мотался гидом в Харбин. Я уже прилично знал китайский, привозил оттуда на радио истории про русскую эмиграцию. Получалось душевно. И однажды узнаю: замредактора "Амурки" Александр Семенович Филоненко сказал: "А кто такой у вас Ярошенко? Я не уйду на работу, пока не дослушаю его истории".

Филоненко для меня - высота, я вырос с этой фамилией с детства. И вот, набравшись наглости, прихожу к нему и говорю: "Здравствуйте! Я тот самый Ярошенко, которого вы слушаете. А не мог бы я попробовать у вас поработать". Он на меня удивленно посмотрел и говорит: "Ну, присаживайся. Но одно дело на радио - там эмоции, голос, музыка. А другое дело - газета, белый лист и мертвые буквы. Надо написать так, чтобы было интересно. Попробуй - если у тебя получится, то почему бы и нет".

Сразу после выхода первого материала "Мадам" о русской харбинке Александр Ярошенко стал штатным корреспондентом главной газеты области. Его усадили за тот самый приставной столик у двери в проходном кабинете. По соседству - отдел писем и замредактора, известная амурская поэтесса Светлана Аркадьевна Борзунова.

- Здесь Аркадьевна сидела - а прокурено было, ужас! - известный амурправдист заходит в большой кабинет, где сегодня работают журналисты Варвара Сиянова и Арина Степкина. - Здесь она причесывала, вытирала сопли в моих материалах - по молодости ведь кажется, что ты все сплошь гениально пишешь (смеется). Борзунова меня понимала, говорила такие слова, которые давали мне крылья. Она не правила мои тексты - она делала их лучше. А какие душеспасительные беседы здесь были!

Впрочем, в рабочем кабинете Александр Ярошенко сидел редко - вся область до сих пор помнит его благодаря бесконечным командировкам. "Я так благодарен "Амурской правде" за то, что объехал всю область. Есть, наверное, деревни, где я не был- но их очень мало", - признается журналист. Его герои - обычные люди из амурской глубинки со своими судьбами, бедами и радостями. Он даже рубрики для них придумал "Боль земная" и "Боль людская". Над этими человеческими историями плакали и смеялись, за них благодарили, ругали, но - все читали.

- Для меня всегда главное - человек. Неважно, кто - Валентина Терешкова или бабушка в селе, - говорит Александр Владимирович. - Каждый человек - это книга, надо ее только раскрыть. А вообще половина моего успеха в "Амурской правде" - это Андрей Оглезнев. У нас с ним был очень хороший человеческий и творческий тандем. Я всегда говорю: "Он - гениальный фотограф!"

В самой редакции к феномену Ярошенко относились неоднозначно: кто-то поддерживал, а кто-то завидовал. "На планерках ругали и говорили: у него смешение жанров! А я, честно тебе скажу, даже не знал, что такое жанры. Прости за нескромность, но коллеги капельку таланта и успеха очень редко прощают - такова биология человеческая, а у творческих людей - тем более", - уверен журналист.

Любимая Ананьевна

Во время прогулки по редакции Александр Ярошенко признается - сейчас в коридорах и кабинетах "Амурской правды" молодые и незнакомые лица. Время идет - люди меняются. Но есть человек, который Сашу Ярошенко всегда помнит, любит и ждет, - наш архивариус Светлана Ананьевна Фролова. А он ласково называет ее "второй орден "Амурской правды"". В этом году исполнится полвека, как она работает в "Амурке".

- Ананьевна, звезда моя! - гость с порога целует и от души обнимает живую легенду нашей газеты. Светлана Ананьевна, как всегда, машет руками, краснеет и смущается. - Годы идут, а ты все хорошеешь! Расскажу историю про Ананьевну! Она для меня всегда ассоциировалась с Шурочкой из "Служебного романа" - в лучшем смысле этого слова. И вот на "Киношоке" я встречаю актрису Людмилу Иванову, которая играла Шурочку. Говорю: "Людмила Ивановна, у нас в редакции есть женщина - ну абсолютный прототип Шурочки. Подпишите ей фотографию". Она тетка щедрая, конечно, подписывает. Я привожу фото с автографом и маленько сомневаюсь: вдруг обидится? Но все равно набрался наглости и подарил - Ананьевна была довольная, как сто китайцев.

Светлана Ананьевна, конечно, тоже вспомнила про своего любимчика: где сидел, о чем писал и даже в какие тайны ее посвящал. Хранить их, смеется Ярошенко, она умеет.

Ошибки вывозили бульдозером

Дальше идем по редакции уверенным шагом, заглядывая в кабинеты.

- Меньше накурено - раньше курили в каждом кабинете, дым стоял, - констатирует амурправдист. - И я курил, и Филон-старый, и Аркадьевна. Хакимыч (обращается к спортивному обозревателю Александру Ялакову. - Прим. АП), а ты компьютер освоил? Молодец!

- А вот в новостях жизнь всегда кипела, - признается Ярошенко в соседнем кабинете, который во время его визита неожиданно оказался почти пустым (все ушли в пресс-центр на встречу с очередным гостем редакции).

По пути на верстку задерживается у информационной доски АП. Там по давней советской традиции размещаются объявления, дни рождения коллектива и, конечно, "строки" - таблица с данными, сколько строк написал каждый журналист за месяц.

- Ну-ка, посмотрим, кто строчкогон? - веселится Ярошенко, которому в АП под материалы отдавали целые развороты. - Анохин, Арефьева - молодцы! Гвоздовская, кстати, у вас хорошо пишет.

В кабинете верстки за компьютерами, как и десять лет назад, Татьяна Степановна Войтович, Надежда Николаевна Заикина и Валентина Михайловна Мусихина.

- Не меняетесь! Три девицы в ряд и Лена Казакова - АП тех лет! - признается Александр Владимирович и хитро спрашивает: У вас, как обычно, журналисты над душой стоят: хвост не лезет, как бы сжать-поджать?

Верстальщицы, смеясь, соглашаются.

- Зоя, а какой у меня почерк был?! Бедные, как вы мои тексты набирали?! - похоже, что Александр Владимирович до сих пор сам этому удивляется.

- Ой, с трудом, - вздыхает наборщица Зоя Николаевна Трубникова. - Почерк был жуткий. Помнишь, Саша, как мы вместе сидели и разбирали, что ты написал.

Еще одна жертва большого таланта и колоритного языка Ярошенко - корректор Раиса Ивановна Коломеец.

- Раиса Ивановна, всем рассказываю, какой я безграмотный был - вы же за мной ошибки бульдозером убирали! - честно признается журналист из народа. - Помню, признавались: "Саш, люблю тебя читать, но как гляну…"

- Читать тебя было очень интересно, - с улыбкой соглашается Раиса Ивановна. - Я всегда старалась поправить так, чтобы еще красивее было.

- Саша, а мы тебя всей семьей всегда с благодарностью вспоминаем. До сих пор поражаюсь - как журналистское слово может человеку жизнь спасти, - призналась корректор Ирина Зиганшина.

Как животом чувствовал - так и написал

А вот кабинет, где журналист творил последние годы в "Амурской правде", оказался закрыт. Ярошенко захлопнул эту дверь почти 8 лет назад, но перед ним открылись новые двери. Сейчас он журналист "Российской газеты", пишет о людях и жизненной несправедливости, задает "Простые вопросы" на "Альфа-канале".

- Я считаю, журналистике научиться нельзя, - признается напоследок Александр Ярошенко. - Мне даже иногда кажется (наберусь хамства и скажу), что мое поколение журналистов, которое окончило журфаки, было немножко зашоренное, их загнали в рамки - это чувствовалось в их пере, их поведении. А мы приходили и не знали ничего. Как животом чувствовал - так и написал. Вообще я всегда говорил: если мне неинтересно писать, то кому это будет интересно читать? Я благодарен "Амурской правде" - она меня многому научила, это мои университеты.

Елена Павлова, фото: Андрей Оглезнев
http://www.ampravda.ru

Источник: http://dv-reclama.ru/dv/lenta/detail.php?blog=ampravda&post_id=28506

Add comment

Правила добавления комментариев


Security code
Refresh

Download SocComments v1.3